Независимые эксперты назвали проведение малой приватизации через систему Prozzoro недостаточно эффективной. Согласно общему мнению опрошенных аналитиков, система не готова на техническом и законодательном уровне.  

Об этом идет речь в расследовании «Обозревателя» под названием «Коммерческая монополия Prozzoro: для кого на самом деле запущена малая приватизация». 

Так, исполнительный директор Международного Фонда Блейзера Олег Устенко считает, что основной акцент следует делать на большой приватизации, а малой заниматься параллельно. Эксперт считает, что только большая приватизация может принести реальные деньги в бюджет.

«Ну сколько вы соберете от продажи ста или тысячи очевидно недорогих объектов? Пару миллионов долларов при хорошем раскладе. И что дальше? Это принципиально не поменяет ситуацию в стране, где ВВП составляет 100 млрд. долларов США, где только дефицит государственного бюджета 2,5 млрд. долларов США. Сделать малую приватизацию – это означает показать всем, что ничего не поменялось», – рассуждает Устенко.

Отметим, что по состоянию на 10 августа 2018 года на продажу в рамках малой приватизации было выставлено всего 150 объектов на общую сумму около 70 млн. грн. Учитывая тот факт, что продажа одного объекта продолжается примерно 4-5 месяцев, даже эти скромные средства можно будет увидеть только в бюджетах местных советов в следующем году.

Сомневается в эффективности малой приватизации также руководитель Украинского аналитического центра Александр Охрименко. По его мнению, запуск малой приватизации был не чем иным, как большой пиар-акцией.

«Госбюджет мало что получит от малой приватизации. Если посмотреть на объекты, которые есть в списке, то там только один балласт… Большинство предприятий, которые предлагается приватизировать, давно не работают, поэтому не составляет особой ценности…», — считает эксперт. 

В свою очередь, руководитель Днипровского офиса компании по обслуживанию инвестиций Investment Service Ukraine Максим Пирогов обращает внимание на наличие в малой приватизации серьезных коррупционных рисков. 

«Первый – как правильно определить стартовую цену объекта, если его пассивы (долги и обязательства) в несколько раз превышают активы. В этом случае аукционной комиссии практически невозможно установить балансовую стоимость объекта, от которой формируется стартовая цена. В приватизационном Законе сказано, что в случае отсутствия балансовой стоимости она устанавливается на основе методики Кабмина. Но данная методика для обновленного Закона еще не утверждена, а прежняя морально устарела. В условиях, когда Закон напрямую не работает, всегда возникают возможности для коррупции. Вторая потенциально коррупционная составляющая, по мнению Пирогова, — норма Закона о том, что электронный аукцион может быть отменен по решению органа приватизации или иного распорядителя объекта на любом этапе. Причем, в Постановлении КМУ № 432 о порядке проведения аукционов по малой приватизации через систему ProZorro перечень оснований для отмены аукциона, в отличие от Закона о публичных закупках, не определен. Таким образом, организатор торгов может отменить аукцион в интересах заинтересованной стороны и объявить новый», — говорится в расследовании.

Напомним, до этого «Обозреватель» также опубликовал расследование касательно деятельности системы Prozzoro. Материал вышел под названием «Коммерческая монополия Prozzoro или почему Украина теряет 500 млн гривен в год на закупках». Материал был подготовлен на основе аудита Счетной палаты Украины, согласно которому журналистам удалось выяснить, что из-за коммерческой монополии системы Prozzoro, госбюджет может терять до полмилииарда гривен в год.