Методика расчета оптовой рыночной цены (ОРЦ, формула Роттердам+) позволяет защитить украинского потребителя от волатильности (изменчивости) цен на уголь на мировых рынках. Кроме того, ручное регулирование цен на уголь, существовавшее до внедрения формулы, формировало возможности для масштабной коррупции и привело к деградации угольной отрасли.

Об этом сообщает интернет-издание «Левый Берег» в расследовании «Спекуляции на угле», передают Українські Новини.

При детальном изучении методики определения ОРЦ и цен на уголь на мировых рынках становится понятно, что формула не покрывает реальную рыночную цену угля, которую платят тепловые электростанции (ТЭС), так как она – прогнозная и базируется на среднем значении индекса API2 за последние 12 месяцев. К примеру, для целей расчета ОРЦ на 2018 год Национальной комиссией, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) учитывалось среднее значение API2 на уровне 83 доллара за тонну. Текущие цены на рынке значительно выше: индекс API2 составил 93 доллара за тонну в декабре 2017 года, а цены импортного угля из ЮАР и США по информации Министерства энергетики и угольной промышленности Украины достигли 100 и 110 долларов за тонну соответственно.

В самой НКРЭКУ говорят, что в скандале вокруг Роттердам+ сознательно педалируется вопрос цены и в то же время замалчивается, что отсутствие привязок к рыночным индикативам загоняет государственные предприятия в миллиардные долги, выплата которых ложится на плечи налогоплательщиков.

«Политическое удержание цен на уголь напоминает айсберг. Верхушка маленькая – «социально-обоснованная» или «справедливая» цена, и на нее чаще обращают внимание. Однако под водой ворох проблем. Вспомним, насколько коррумпированной была отрасль до введения формулы. Ежегодные многомиллиардные дотации шахтам. Куда они уходили? Явно не на их модернизацию и даже не на зарплаты шахтерам, если вспомнить их многочисленные забастовки по этому поводу. Все это оплачивалось за счет налогоплательщиков и неминуемо вело к катастрофе отрасли», – подчеркнул председатель НКРЭКУ Дмитрий Вовк.

Представители шахтерских профсоюзов также говорят о том, что откровенно коррупционным устройство украинского угольного рынка было до введения формулы, а не после. Привязка же цены угля к понятному индикативу обеспечило выживание отрасли, находящейся на грани коллапса.

«Самое главное в том, что (до введения Роттердам+) украинский уголь приобретался у шахт по 40 долларов, а из-за рубежа завозили по 100 и более долларов. Таким образом, государственные украинские шахты не дополучали средства, необходимые для выплаты зарплат, недоплата которых в перспективе заставляла их выходить на улицы. Соответственно, единственным выходом было поднимать цену, которой невозможно было бы управлять в ручном режиме, то есть – привязать к рыночному индексу. Как, например, цена на газ привязана к цене на бирже в Германии. Повышение цены на уголь дало ежегодно до 3,5 млрд гривен для отрасли и позволило выжить государственным шахтам», – убежден председатель Независимого профсоюза горняков Украины и Конфедерации свободных профсоюзов Украины Михаил Волынец.

В марте 2016 года, во исполнение Соглашения об ассоциации Украины с Европейским Союзом, НКРЭКУ утвердила формульную методику расчета оптовой цены электроэнергии, в которой цена на энергетический уголь определяется на основе европейского индекса API2 (порт Роттердам). Как утверждает председатель НКРЭКУ Вовк, тарифы на электроэнергию для населения в Украине в 6 раз ниже европейских.