Зачем Украина чистит свои ракетно-космические активы

Власти наконец-то решились начать реформу ведущего в стране производителя взрывчатки и сконцентрировать государственные активы в «мирном» космическом приборостроении

Правительство отобрало у Государственного космического агентства и переподчинило себе крупнейшего в нашей стране производителя авиабомб и ракетного топлива, ГП «Павлоградский химический завод (ПХЗ)». Кроме того, Кабмин консолидировал промышленные и инжиниринговые активы ГКАУ — создал концерны «Арсенал СКТ» и «Звезда Технологии». Для чего это было сделано?

Космические цели

В состав концерна «Арсенал СКТ» включены все ведущие заводы-производители самых ликвидных экспортных товаров и услуг главного государственного ракетно-космического ведомства. В «Звезду Технологии» вошли активы, которые требуют санации и активного реинжиниринга. Если консолидация госактивов в двух новых концернах окажется удачной, начнется их акционирование. Чтобы наращивать привлекательность своего капитала, новички будут вынуждены пополнять немногочисленный пока список технопарков украинского авиаракетостроения.

Технопарки и отраслевые ассоциации объединяют усилия заводов, науки и учебных заведений для того, чтобы проводить реинжиниринг или освоение новых направлений машиностроения. Таких как 3D-прототипирование узлов и деталей.

Пока что подобные усилия по замене станков-ЧПУ на более современные 3D принтеры в Украине показывают немногие. Это небольшие и многочисленные инженерные коворкинг-лаборатории в Киеве и Одессе, а также харьковский аэрокосмический кластер «Мехатроника». В состав последнего в 2015 году вошли почти все отраслевые институты Харькова, и ведущие отечественные предприятия авиастроения: «Хартрон», «Коммунар» и его КБ «Полисвит», подчиненные «Укроборонпрому» киевский «Антонов» и КБ «Ивченко Прогресс», а также запорожская «Мотор Сич».

Украинское ракетостроение и спецхимия пока что сильно отстают по темпам развития от кластерных объединений, которые собираются коллегами из авиапрома. Вполне возможно, что фрагментация доселе единых активов ГКАУ в два новых концерна позволит ракетной индустрии когда-то преодолеть отставание в синергии науки, производства и образования. Иначе избежать миграции специалистов за рубеж не получится.

Но главной интригой реформы активов в ракетной промышленности Украины обещает стать не определение кластерных перспектив, и не укрупнение активов, а реформа ПХЗ и всей украинской спецхимии боеприпасов. С ней украинские власти опоздали на несколько лет. И это несмотря на то, что страна вела активные военные действия.

Черная дыра

Первое и неудачное решение о реформе активов ГКАУ созрело в недрах партии Народный Фронт еще в начале 2016 года. Тогда продвигался проект создания Ракетно-Космического концерна «РКК Южное», которому сопротивлялся отраслевой менеджмент. Он опирался не на НФ, а на лобби из партии БПП, и благоволил к экс-президенту Леониду Кучме.

В итоге этих интриг, было выдвинуто нескольких судебных обвинений в адрес директора ПХЗ Леонида Шимана и генерального конструктора КБ «Южное» Александра Дегтярева. Все новые начинания в отрасли застопорились из-за политических дрязг за право порулить финансовыми потоками.

Дегтярева подозревали в махинациях вокруг банка «Новый» и заводской авиакомпании «Южмаша», которые создавались еще при Кучме. Против Шимана было возбуждено расследование за нарушение утилизации боеприпасов, которая была начата много лет назад в созданной при участии Кучмы «Объединенной Инжиниринговой Компании». Еще одно расследование против директора ПХЗ было начато за отвод земель под строительство возле завода мини-НПЗ компании «Трейд Коммодити» Андрея Адамовского. По слухам, ему оказывали протекцию функционеры БПП Игорь Грынив и Александр Грановский.

Кто получит КБ Южное

Борьба бизнес-кланов за контроль над ГКАУ затянула старт реформы активов этого ведомства до февраля нынешнего года. Тогда премьер-министр Гройсман посетил харьковскую «Мехатронику», и, заразившись идеей объединения активов, поручил Кабмину подготовить конкурс на должность директора Космического агентства.

Этот конкурс формально завершился 22 июня. Победил один из конструкторов КБ Южное Павел Дегтяренко, который конкурировал за это место с десятком других кандидатов. Среди них, в частности, заместитель гендиректора «Укроборонпрома» Денис Гурак. Его концерн заинтересован развивать наряду с «мирным космосом» активы военного ракетостроения.

Зачем Украина чистит свои ракетно-космические активы

Другой кандидат — известный сторонник индустрии наноспутников и глава альянса «Новая Энергия Украины» Валерий Боровик. Украинская лаборатория реактивных двигателей этого альянса несколько лет назад выиграла подряд на поставку плазменных микродвигателей для одного из наноспутников Республики Сингапур, запущенного на орбиту в 2015 году. 

Как обойти россиян

Первый из ныне созданных концернов, «Арсенал-Современная Космическая Техника» получил название от киевского завода «Арсенал», который считается вторым по мощности в бывшем СССР производителем ракетных маховиков-гиродинов, или гиростабилизированных платформ. Если двигатель ракет тяжелого класса можно назвать сердцем, а топливо и окислитель кровью и лимфой ракет, тогда гироскопы вполне заслуживают на роль «позвоночника» тяжелой ракетной техники. Они отвечают за координацию ракет, баллистическую стабилизацию боеголовок или спутников на орбите.

Ведущим по мощности заводом гиродинов на бывшем советском пространстве считается российская «Звезда». После послевоенного вывоза техники из Германии, этот немецко-российский гироскопный завод был построен на уединенном острове озера Селигер. Сейчас там любят веселится юные путинисты, охотники за американскими рептилоидами, и поклонники планетарного величия системы имени Феликса Дзержинского. Рядом на острове посреди озера функционирует закрытое административно-территориальное образование, ЗАТО «Солнечный» Тверской области.

Ведущий украинский разработчик гиротехнологий — «Арсенал» — расположен в самом центре Киева. Российская «Звезда» непонятно от кого прячется на тщательно спрятанном за колючей проволокой острове с характерным туземным названием Городомля. По всей видимости, из-за разницы в климате между двумя ведущими производителями ракетных гироскопов всегда отмечалась межвидовая конкуренция. И она выглядела обоснованной.

Потому что разворачивалась за самый обширный, дальневосточный сегмент мирового рынка систем гиродинамики для военного и мирного космического ракетостроения. Кроме сугубо внутренних проблем, закрепление украинских предприятий на этом рынке почти ничем не ограничивалось. В то время как экспансию РФ сдерживали внешние политические риски.

Главный из этих рисков состоит в том, что РФ отчаянно проигрывает экономическое соперничество Китаю за финансово-кредитное и торговое доминирование в Сибири. Влияние китайцев в этом регионе стремительно растет. Ввиду весьма вероятных кризисных ситуаций, это делает продажу КНР ключевых российских ракетных технологий весьма опасной. Россияне продают китайцам что угодно, только не стратегические вооружения. Ведь договора о взаимной обороне между КНР и РФ нет. И Пекин в любой момент может нарушить баланс взаимного ракетного сдерживания.

Российско-китайские кризисы, например, могут разразиться вокруг режима посещения островов на реке Амур автохтонными аборигенами этих мест. Или вокруг другой проблемы — неспособности РФ реально, а не ложно-косметически, перепрофилировать приграничный военный ракетодром «Свободный». Его уже лет десять натужно перестраивают в гражданский космодром «Восточный», поскольку на этом настаивает Пекин.

Когда-то, во времена СССР партийные бонзы Кремля специально строили ракетный полигон в нескольких километрах от границы с КНР. Чтобы в случае ракетного удара США, те били бы по всем сразу. Сейчас Пекину такой подход совсем не нравится. Ввиду таких рисков РФ совсем не склонна вооружать Народно-освободительную Армию Китая наиболее опасной для себя ракетной техникой, а КНР предпочитает черпать большинство импортных топливных и гироскопных технологий у других стран.

В том числе у Украины. Еще хуже ситуация у РФ складывается с Японией. Из-за российской аннексии части украинской территории и последовавшего после этого краха международной системы гарантий взамен разоружения, страна Восходящего Солнца в 2015-2017 годы сделала закономерные выводы. Она окончательно отказалась от провозглашенной ранее демилитаризации, и начала новые ракетостроительные программы. Стало быть, на мировом рынке тяжелой военной ракетной техники явно растет еще один новый крупный клиент.

Такой расклад на рынке Дальнего Востока сулит прибыли украинским экспортерам. Им надо объединятся и выводить свои устаревшие производства на новый технологический уровень. В состав концерна «Арсенал СКТ», наряду с заводом, правительство включило также одноименного разработчика и производителя нашлемных систем целеуказания для военной авиатехники, казенное предприятие специального приборостроения «КПСП Арсенал». Вместе с обоими «Арсеналами», в концерн также вошел «Укркосмос», который предоставляет услуги спутниковой связи правительственным учреждениям и оперирует Единой системой спутниковой информации.

Еще один актив — харьковское НПО «Коммунар», которое когда-то производило системы управления российским космическими аппаратами класса «Союз». Оно наряду с дизайном пассажирских железнодорожных вагонов, выполняет подряды «Укроборонпрома» по выпуску автоматики для танков, и занимает прочные позиции на рынке средств антиобледенения самолетов и систем климатического контроля авиатехники.

Зачем Украина чистит свои ракетно-космические активы

И, наконец, в концерн попали завод «Киевприбор», производитель командно-измерительной аппаратуры, инженерно-строительный «Днепровский Проектный Институт» и харьковский НИТИ приборостроения, на базе которого работает Бюро сертификации стандартов в области ракетно-космической и измерительной техники.

На скамье запасных

Второй создаваемый на базе активов ГКАУ концерн «ЗТ» создан на базе предприятия «Днепркосмос». Это предприятие считается главным заказчиком «Южного машиностроительного завода» по проекту создания космических спутников семейства «Сич», специализированных на зондировании земной поверхности.

Первый из этих спутников работал в 1991-1995 годах, второй в 2011-2012 годах. Перспективный «Сич-2М» готовится для его замены, «Сич 2.1» — с целью инфракрасного зондирования, «Сич 3-О» — для стереосъемки, а «Сич 3-Р» — для радиолокации земной поверхности.

Перспективы запуска трех спутников остаются неясными, и станут очевидными только в 2020 году. Тогда начнется реализация $304-миллионного проекта «Южмаша» и Maritime Launch Services по строительству стартовой площадки для украинских ракет-носителей «Протон» на побережье Канады.

Вероятно, в связи с этим, в концерн вошли те предприятия ГКАУ, которым нужна пауза для реинжиниринга и улучшения финансового состояния. В частности, харьковский научно-исследовательский концерн «Союз», который еще с середины ХХ века работает в сфере спутниковой связи, «Харьковский завод электроаппаратуры ХЗЕА» (в предыдущие годы готовился к слиянию с упомянутым выше НПО «Коммунар»), проблемный завод «Украинский Технологический центр оптического приборостроения» (ранее он входил в состав КПСП «Арсенал»), «Приборостроительный завод «Сокол» из Новой Каховки (ранее готовился к санации).

Взрывоопасная ситуация

В отличии от достаточно четкой перспективы концернов «Арсенал СКТ» и «ЗТ», реформа украинских государственных активов спецхимии и производстве боеприпасов остается не совсем ясной. В лучшие для экономики годы, когда в каждой области работали десятки карьеров, а счет работающих угольных и рудных шахт и штолен шел на сотни, Украина производила каждый год более 40 тыс. тонн взрывчатки и взрывчатых веществ.

Львиная доля этой продукции приходилась на «космический» ПХЗ. Он давно лишился своей первичной главной специализации, по которой был главным производителем ракетных топлив в бывшем СССР, и снабжал работающий рядом «Павлоградский механический завод ПМЗ», «дочку» днепропетровского НПО «Южмаш».

После утраты госзаказов на окислители и ракетное топливо, утилизация обычных боеприпасов и ракетного топлива начала занимать всего не более 7% суммы реализации ПХЗ, в то время как половина продаж приходилась на эмульсионную взрывчатку и поливинилацетатную дисперсию. По слухам, имеющиеся у этого завода линии по производству вакуумных авиабомб и эмульсии ввиду опасного соседства оккупированными РФ приграничными районами могут быть переведены на Запад Украины.

В этом регионе работает единственный в Украине производитель винила, «Карпатнефтехим». В числе его новых собственников называют компании из бизнес-окружения экс-премьера Арсения Яценюка. Во время его работы в правительстве как раз и была начата первая, неудачная реформа активов ГКАУ.

Если подобные прогнозы подтвердятся, и Украина решит сконцентрировать мощности военные производства боеприпасов и взрывчатки именно в этом регионе, тогда ПХЗ придется сконцентрироваться на возрождении былого статуса главного топливозаправщика производившихся «Южмашем» ракет. На пути к этому статусу, заводу придется стать главным подрядчиком государства по снабжению ГКАУ и Минобороны ракетным топливом, спрос на которое обещает расти рекордными темпами.