Дело 2 мая. Защита о «больших и маленьких бомбах», заложенных следователями

По словам адвоката Ольги Балашовой, один из следователей, осматривавших место происшествия, не был должным образом уполномочен вести расследование.Дело 2 мая. Защита о "больших и маленьких бомбах", заложенных следователями

КИЕВ, 8 авг — РИА Новости Украина. Участники «группы 2 мая» сообщают, что в деле о беспорядках 2 мая 2014 года в центре Одессы, которое рассматривает городской суд Черноморска, «продолжают взрываться большие и маленькие бомбы, заложенные следственно-оперативной группой».

Днем 2 мая 2014 года в районе Греческой площади в Одессе начались потасовки между активистами «Антимайдана» с одной стороны и футбольными «ультрас» из Харькова и Одессы, а также сторонниками Евромайдана — с другой. Большая драка закончилась поджогом Дома профсоюзов, в котором укрылись представители «Антимайдана». Жертвами конфликта стали 48 человек, более 250 пострадали.

Местное издание «Думская» пишет, что в ходе судебного заседания 7 августа оглашались протоколы осмотра места происшествия и судебно-медицинской экспертизы потерпевших.

Согласно сообщению, несколько протоколов осмотра места происшествия касались ТЦ «Афина» – вестибюля торгового центра, кафе, супермаркета «Таврия-В», подземного паркинга — осмотры были проведены вечером 2 мая 2014 года.

У адвоката Ольги Балашовой, которая проанализировала каждый документ, было много замечаний: один из следователей, осматривавших место происшествия, не был должным образом уполномочен вести расследование. К протоколам приложены фототаблицы, но, судя по приложению, фотоаппарат в момент осмотра был неисправен.

«А вот еще совершенно удивительный факт: только 15 мая, почти через две недели после трагедии, был осмотрен большой участок улицы Греческой – от Соборной площади до ТЦ «Афина» – там, где шли главные бои в тот день. Но ведь хорошо известно, что уже рано утром 3.05.2014 г. большая бригада дворников Приморского района по чьему-то приказанию вышла на уборку центра города, вымела и выбросила в мусор все вещдоки – гильзы, патроны, бутылки из-под зажигательных смесей, замыли и кровь на асфальте и стенах домов. Тогда что же осматривали следователи?» — цитирует издание участников «группы 2 мая».

При этом одну пулю удалось найти возле дома №31 по ул. Дерибасовской, на углу переулка Вице-адмирала Жукова. «Из чьего пистолета эта пуля извлечена, в протоколе не значится», – заявила прокурор.

Интернет-издание отмечает, что нет даже фотоснимка этой пули – его не сделали «из-за отсутствия технических возможностей». Где находится она, прокурор также не уточнила.

Главная «бомба» в деле 2 мая — это результаты судебно-медицинской экспертизы, сказано в сообщении.

«7 августа оглашали только выводы экспертов, касающиеся пострадавших от огнестрельных ранений и травм. Но почему-то эти экспертизы были сделаны не в процессе осмотра самих пострадавших, а по медицинским документам. Так проводили экспертизу ранений, например, главреда «Думской» Олега Константинова. Кроме того, как заявила адвокат Ольга Балашова, один из экспертов по фамилии Деркач не значится в реестре Минюста. Но самое главное, считает сторона защиты, — само одесское бюро СМЭ как коммунальное учреждение не имело права проводить экспертизу, потому что, согласно Закону Украины «О судебной экспертизе», проводить судебно-медицинские экспертизы имеют право исключительно государственные специализированные учреждения, к которым относятся: научно-исследовательские учреждения Минюста и Минздрава, экспертные службы Минобороны, МВД, пограничной службы и СБУ», — пишет «Думская».

При этом издание напоминает, что закон вступил в силу 5 октября 2004 года — с тех пор судебно-медицинские экспертизы в Одессе выполняет не государственное, а коммунальное учреждение — КУ «Одесское областное бюро судебно-медицинской экспертизы» (КУ «ООБСМЭ»).